Вадим Лапко: Турки очень заинтересованы в бизнесе в Башкирии

Рамиль РАХМАТОВ 19:36 09 Марта 2017
Вадим Лапко: Турки очень заинтересованы в бизнесе в Башкирии
Фото Марата Хасанова.

В Уфе вполне успешно начало работать региональное представительство Международной ассоциации исламского бизнеса. О первых шагах и успехах организации, целях и задачах мы пообщались с ее руководителем Вадимом Лапко.


«Наша задача – защитить бизнес от рейдерских захватов»


- Добрый день, Вадим. Мы уже что-то из общения с президентом МАИБ Маратом Кабаевым знаем о самой ассоциации, но ничего о ее башкирском подразделении. Что это: филиал, структурная часть вертикали или ассоциированный член?

- Специфика ассоциации в том, что она изначально строилась как международная организация. Поэтому она возникла как бы сверху, так как организационно это было удобнее. Но на местах ее филиалы являются отдельными юридическими лицами и ассоциированными членами всей структуры. Сейчас мы завершаем процесс регистрации в Башкортостане, но под нашим крылом находятся и соседние регионы.

- Так ваш филиал республиканский или региональный, и в чем заключается упомянутая вами специфика?

- Среди множества задач одной из главных является налаживание горизонтальных связей между предпринимателями-мусульманами на международном уровне. Это одновременно просто и сложно. Сложно, потому что люди разделены границами и законами, а просто, потому что мы ищем людей, которые зарабатывают на созидательном и халяльном труде. 

Наша организация де-юре республиканская, в которой собралась сильная команда успешных бизнесменов. Поэтому она оказывает патронат нашим партнерам в соседних регионах, точнее помогает им на стадии становления. Кроме этого, я отвечаю за развитие наших подразделений в России и за рубежом.

- А в общем, какие задачи вы перед собой ставите?

- Уже можно говорить, что не ставим, а реализовываем. Во-первых, это консалтинговые услуги, затем помощь в поиске инвесторов. Про горизонтальные связи я уже упоминал. К сожалению, одной из главных наших задач по-прежнему остается защита бизнеса от рейдерских захватов.

- А есть уже успехи? Приведите пример, пожалуйста.

- Не стану называть имен, но, например, в Перми мы отстояли бизнес нашего партнера, который занимается производством ингибиторов для дорожного покрытия. Против нашего партнера был задействован комплекс инструментов давления, в том числе и попытки уголовного преследования. Поэтому пришлось выходить в том числе и на нового руководителя края.

Но нам удалось его отстоять. Но это пример работы с негативом. В качестве позитива можно привести недавнюю встречу с представителями турецкого бизнеса и руководства.

Об уровне мероприятия говорит хотя бы то, что в нем приняли участие близкие к президенту Турции лица. Например, Ихсан Акташ, президент компании «Дженар» и советник Эрдогана, крупный строитель и родственник премьера Турции Эндер Хабердар и другие. Вообще Турция проявляет громадный интерес к бизнесу в России, в том числе и в Башкортостане. На подходе подписание соглашения по поставке в Турцию товаров нефтегазового машиностроения. Это все уровень руководства стран, но в этом процессе задействована и наша ассоциация. Турки очень заинтересованы в партнерстве по туризму. Им очень интересна наша республика, а нам они готовы представить новое направление халяльного туризма. Это не просто отдых на курортах по стандартам халяль, но и широкая культурно-паломническая программа. В общем, есть над чем думать.


Президент Международной ассоциации исламского бизнеса Марат Кабаев во время встречи с членами делегации Турции во главе с Ихсаном Акташем (в верхнем ряду шестой слева).

 

- И все же нас больше интересует пример нашей республики…

- При участии индонезийской стороны в одном из районов республики был построен рапсовый завод. На подходе завод по производству химудобрений, инвестор уже есть, важно решить организационные вопросы. Вообще, Индонезия, Малайзия – очень перспективные страны с точки зрения исламского бизнеса. Есть уже договоренности и с центральным офисом «Сбербанка».

- Кстати, исламский банкинг входит в зону ваших интересов?

- Безусловно, что это одно из главных направлений нашей работы. Без лишних подробностей отмечу, что «Сбербанк» задействован в нескольких пилотных проектах, три из которых приходятся на нашу республику. Башкирия уже находится на стадии получения исламских денег. Весь процесс в Башкирии курирует сам Рустэм Марданов.


«К Исламу я пришел сам и не сразу»


- Раз упомянули премьера, то как складываются отношения с органами власти?

- Отношения в целом носят конструктивный характер, мы постоянно взаимодействуем с Госкомитетом РБ по туризму и предпринимательству. На верху нас понимают. Чаще у бизнеса возникают проблемы на более низком уровне. Руководители на местах не всегда понимают значение инвестиций. Но чтобы переломить ситуацию, мы и нужны.

- А каковы критерии участия в вашей организации, есть ли обязательные взносы?

- Сейчас наша организация в Башкирии насчитывает более 20 юридических лиц, некоторые предприниматели приходят к нам вместе с сотрудниками, поэтому, сколько физических лиц сказать сложно. Наше главное требование – это не национальная или конфессиональная принадлежность, а готовность заниматься халяльным бизнесом и отказываться зарабатывать на хараме. То есть, отказ от производства и продажи алкоголя, свинины и ссудного процента. Под эти критерии без особых проблем могут попасть любые бизнесмены, будь они христианами или иудеями. Мы понимаем, что, например, в ресторанном бизнесе сделать это сразу сложно. Поэтому кто-то идет к этому постепенно. Например, открывает сначала залы по стандартам халяль. 

- Лицо организации – это ее руководитель. Расскажите о себе.

- Я родился и вырос в Дюртюлинском районе, с Маратом Кабаевым мы земляки. Моя бабушка была верующей и воспитывала меня в этой традиции. Но к Исламу я пришел не сразу, а уже в зрелом возрасте, более осознанно. Окончил я аграрный университет, долгое время работал в структурах нефтегазового сектора в различных регионах страны. Тогда и начал заниматься бизнесом. Сейчас у меня несколько карьеров по добычи декоративного камня, а в производстве занято около 100 человек. У меня замечательная семья, двое детей 12 и 6 лет. Я не давлю на супругу или детей, чтобы они строго придерживались правил религии, но очень рад, как младший сын к этому тянется сам. Всему свое время. Я благодарен Всевышнему за дарованное мне, и что у меня есть возможность заниматься делом.

- Спасибо вам за разговор, до свидания.


Справка


В основе Исламского банкинга лежит проектное инвестирование, которое связано с разделом рисков, долевым участием. Банк не получает процента, банк изучает человека, который пришёл к нему за помощью, предложенный бизнес-план, анализирует риски. Исламская экономика стоит на той позиции, что деньги пахнут. Например, вы не можете пользоваться деньгами, полученными от алкоголя, даже если этот алкоголь продан пьющим не мусульманам.

Хочешь получать свежие новости от ProUfu.ru прямо в своем мобильном? Подпишись на нас в Telegram.

Материалы по теме
ПОДЕЛИТЬСЯ


Новости партнеров