18+

Прислать новость

Без цензуры. Виталий Буркин: «Хищения в Адвокатской палате Башкирии — это стыдоба и позорище!»

12:33, 03 Августа 2019 Азамат САИТОВ

Азамат Саитов глаза в глаза поговорил с опальным юристом Виталием Буркиным.


Без цензуры. Виталий Буркин: «Хищения в Адвокатской палате Башкирии — это стыдоба и позорище!»

«Скоро осень, за окнами август», —  так пела на заре своей юности, помнится, Эдита Пьеха. Да, мы уже в последнем месяце этого, увы, нежаркого лета. Но это, отнюдь, не означает, что нужно уже жить осенними темами. Хотя бы потому, что не закончили разбираться с летними. Одна из них, самая, пожалуй, резонансная — скандал в адвокатском сообществе республики.

Напомню его суть. Еще по весне более трех десятков адвокатов подписали обращение на имя главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина, в котором потребовали расследовать факт аренды помещения президентом Адвокатской палаты республики Булатом Юмадиловым у своей тещи. Чуть позже региональное управление следственного комитета возбудило уголовное дело уже по факту хищения членских взносов руководством сообщества.

Однако, вся эта скандальная история началась задолго до этих событий с противостояния уфимского адвоката Виталия Буркина и судебно-адвокатской системы Башкортостана.

Сегодня он гость еженедельного проекта «Глаза в глаза», выходящего на портале PROUFU.RU. Я — Азамат Саитов.

Приветствую и Вас, Виталий!

_MG_4883.jpg

В.Б.: Добрый день!

А.С.:  Насколько мне известно, Вы уже лишены статуса адвоката на основании обращения бывшего председателя Верховного суда республики Михаила Тарасенко за публикации в социальных сетях на тему судебно-следственного произвола. Это так?

В.Б.: Так и есть.

А.С.: Если отмотать события назад, вписались бы Вы опять в эту скандальную историю? И, вообще, как все начиналось? Напомните нам хронологию событий...

В.Б.: Где-то в 2015-2017 годах у меня скопилось критическое количество уголовных дел, где я выступал защитником, и в которых были откровенные фальсификации доказательств, их покрывательство судьями — районными, республиканскими. К примеру, вел два громких уголовных дела по защите предпринимателей. И, как говорят в простонародье, носивших явно заказной характер. Я к тому времени достаточно часто писал на юридические темы. Получилось так, что упомянул и эти дела, привел как примеры судебно-следственного произвола.

А.С.: Писали в соцсетях?

В.Б.: Да, в «Живом журнале», «Фейсбуке», «Вконтакте»...

А.С.:Но не в печатных СМИ?

В.Б.: Почему же? Были статьи и в печатных СМИ. Скажем, в официальном издании федеральной палаты адвокатов – «Адвокатской газете». Там было опубликовано три или четыре моих материала. И вот таким образом «капал и капал на мозги» судебной системе. К примеру, поведал о таком случае: в деле по обвинению жителя Абзелиловского района доказал полнейшую фальсификацию доказательств: судебно-медицинский эксперт перепутал два трупа в морге, находясь, по всей видимости, в состоянии алкогольного опьянения. Дело рассматривалось пять лет – четыре раза выносились обвинительные приговоры, столько же раз отменялись в апелляции, благодаря моим усилиям.

А.С.: И все это надоело господину Тарасенко, и он решил с Вами расправиться?

В.Б.: Не думаю, что это было так. Я объективно оцениваю значимость своей персоны. Тарасенко был занят более серьезными проблемами тогда − один скандал со строительством нового здания Верховного суда чего стоил ему! Потому не уверен, что был для него костью в горле. Скорее всего, ему подсунули бумаги на лишение меня статуса адвоката.

А.С.: И таким образом Вы выпали из адвокатского сообщества?

В.Б.: Ну не так быстро все происходило. Это − события где-то 2016-2017 годов. Удалось где-то победить полностью, где-то частично, где-то с треском проиграть. Но в любом случае это не осталось бесследно для башкирской судебно-следственной системы. Что интересно, открыл для себя закономерность: чем больше ты доказываешь наличие фальсификаций в практике судебно-следственной системы, тем быстрее ее вышестоящие чиновники договариваются между собой о борьбе с тобой. Словом, та еще круговая порука… Мы все знаем про нее, когда региональный чиновник отвечает за злодеяния районного, ну и так далее.

А.С: Вы помните мой первый вопрос: если отмотать события назад, вписались бы Вы в эту скандальную историю?

В.Б.: Не кривя душой, говорю: поступил бы ровно таким же образом.

А.С.: Нынешним летом состоялась внеочередная конференция Адвокатской палаты РБ, которую инициировало само сообщество. Поводом стало обращение группы юристов, несогласных с положением дел в палате, с возбуждением уголовного дела Следкомом против его руководителя Булата Юмадилова. Решение конференции многих озадачило, однако, об этом чуть позже...

Вернемся к событиям недалекого марта, когда более трех десятков адвокатов написали обращение на имя главы СКР Бастрыкина. Они потребовали расследовать факт аренды помещения президентом Адвокатской палаты Булатом Юмадиловым у собственной тещи. В руководстве же федеральной адвокатской палаты письмо не поддержали, расценив его как (цитирую) «полным пренебрежением моральными традициями сообщества». В отношении некоторых подписантов даже были возбуждены дисциплинарные производства. А на Всероссийском съезде адвокатов, уже в апреле, приняли резолюцию, запрещающую членам сообщества обращаться по какому-либо поводу в правоохранительные органы. Иными словами, наложили вето на вынос сора из избы.

Так должно быть по вашему неписаному кодексу? Адвокаты вообще живут по своим законам?

В.Б.: Все что озвучили, примерно так и было. С правовой и с морально-этической точки зрения считаю все полным безумием!

А.С.: Вы о решении конференции?

В.Б.: Да, я − о решении конференции.

А.С.: Тем не менее, пойдем последовательно. О мнении федеральных коллег: нельзя адвокатам «выносить сор из избы»? Они адвокаты получается, живут по своим законам?

В.Б.: Назовем вещи своими именами. С точки зрения российского права − решение федерального съезда адвокатов от 18 апреля, о котором Вы говорите, является юридически ничтожным, не подлежит применению и признанию любым судом. Почему? Согласно Конституции РФ и многочисленным разъяснениям Конституционного суда, никакие акты, в том числе и внутрикорпоративные, не могут ограничивать чье-то конституционное право. Что же касается этичности или же неэтичности: все, что у нас не запрещено законом и правом, это − этично. Можно говорить о каких-то семейных ценностях, но не о поведении и принятии решений правоведами, которые обязаны руководствоваться, прежде всего, Конституцией, федеральными конституционными законами. Тем более не схоластически сформулированными решениями съезда адвокатов, пусть даже Всероссийского, некоего Кодекса о профессиональной этике адвокатов...

А.С.: Почему я копаюсь в нюансах? Есть юридический термин «сокрытие преступления». В данном случае обязан и должен ли адвокат сообщать в инстанции или, к примеру, в правоохранительные структуры о том, что на его взгляд совершено если не преступление, то подозрение на него?

В.Б.: Начнем с того, что здесь имеем дело с коллективным умалчиванием. Оно не является действием, которое можно было бы назвать сокрытием преступления. Чтобы понять все это, необходимо покопаться в документах. Что я и делал в 2017-2018 годах. Первое заявление написал собственно я: изучил документацию, выявил признаки преступления, что теперь совершенно очевидно. Но на протяжении почти полутора лет Следственный комитет достаточно вяло проводил доследственную проверку. Не хотели возбуждать уголовное дело, потому как вроде обстоятельства были спорные. Да, но и потом  − лезть в адвокатское сообщество?

А.С.: Стоп-стоп, как это – «лезть»? Следком может «влезать», если использовать этот термин, в любые сферы, где есть нарушение закона...

В.Б.: Вроде как есть у адвокатуры свои высшие органы управления, конференции... Но, по мере проведения проверок и сбора доказательств, материалов доследственной проверки стало ясно, что здесь имеет место состав преступления.

А.С.: Мы пока не можем утверждать, преступление это или не преступление...

_MG_4867.jpg

В.Б.: Теперь можем. Признаки преступления имеются, раз уголовное дело возбуждено.

А.С.: Тем не менее, пусть такой вывод делают соответствующие структуры. Можно ли в данном случае утверждать, что инициативная группа заявила гласно, что есть такая каста неприкасаемых, как адвокатское сообщество?

В.Б.: Не адвокатское сообщество, а каста адвокатских номенклатурщиков. Будем называть вещи своими именами. К сожалению, проблема эта не только Башкирии, она в России повсеместно! Потому, кстати, адвокаты с других регионов и обратились с этим письмом.

А.С.: В списке подписантов были и москвичи и...

В.Б.: Прежде всего. Там не было башкирских адвокатов. Большинство было московские, краснодарские, с Санкт-Петербурга, из Сибири несколько человек, даже вроде как с Дальнего Востока.

А.С.: Но, тем не менее, они взяли в качестве отправной точки ситуацию в Республике Башкортостан.

В.Б.: Да, ситуацию в нашей республике. Потому что любые деяния адвокатской номенклатуры до настоящего времени находились вне контроля и надзора со стороны государства. Это, к сожалению, было распространено по России повсеместно, пока в Башкирии я не обратил внимания на это и не стал публично говорить о том, что нарушения в сфере адвокатской деятельности подпадают под действия Уголовного кодекса. И выяснилось, что похожие проблемы существуют почти везде, во многих регионах. Я, например, могу сказать, что, скорее всего, это точно существует в кавказских республиках, в Москве, в Подмосковье... Потому-то в центре и кинулись рьяно защищать Юмадилова.

А.С.: То есть, они увидели не столько посягательство на конкретного президента Адвокатской палаты РБ, сколько на их собственную вотчину?

В.Б.: Разумеется, тем более первый прецедент создавал опасность уже для других регионов.

А.С.: На портале PROUFU.RU в те дни вышла публикация. Цитирую: «В преддверии конференции группа адвокатов подготовила подробный доклад о всех злоупотреблениях руководства палаты при Булате Юмадилове. В подготовке доклада приняло участие полтора десятка адвокатов, в том числе и бывшие сотрудники палаты...», тогда писало СМИ, ссылаясь на признание уфимского адвоката Дмитрия Казакова. «Вся деятельность Юмадилова на посту президента сводилось только к удовлетворению своих потребностей, извлечения выгод, преимуществ для себя и своих родственников, давлению на адвокатов, введению цензуры, установлению тесной коммуникации с государственными органами в корыстных целях», поведал Казаков. Финансовая сторона, резюмирует автор статьи только часть злоупотреблений. «По скромным подсчетам все это причинило убытков адвокатскому сообществу на сумму около 100 млн рублей, если я не ошибаюсь. И чтобы установить полную сумму ущерба, необходим полный аудит», заключил тогда автор. Вы согласны вот с этим?

В.Б.: Как я могу быть несогласным, если сам был в числе тех, кто участвовал в подготовке доклада. Там несколько человек нас было...

А.С.: То есть это, отчасти, и Ваше мнение?

В.Б.: Отчасти, и мое.

А.С.: Аудит возможен в сегодняшних условиях? Если конференция высказала одобрение своему президенту, и все идет, как и шло. Или же действия Следственного комитета могут поспособствовать этому?

В.Б.: Беда в том, что Закон об адвокатской деятельности настолько несовершенен и содержит пробелы, коллизии, что адвокаты лишены возможности вмешиваться в финансово-хозяйственную деятельность, контролировать своего президента. Сразу хочу сказать, что башкирское сообщество адвокатов не одобряло деятельность Юмадилова. Проведенная конференция не имела кворума, была юридически ничтожной. На ней не хватило делегатов, необходимых для голосования. Во-первых. А во-вторых, на конференции ставился исключительно вопрос о доверии «да» или «нет» без привязки к результатам расследования. «Люди Юмадилова», будем так их называть, подготовили резолюцию конференции таким образом, якобы депутаты одобрили его работу, в том числе финансово-хозяйственную деятельность Юмадилова на посту президента. Группа адвокатов и сообщила обо всем этом немедленно в Следственный комитет.

Сейчас, учитывая законодательные несовершенства, невозможно ни одному, ни десяти, ни ста адвокатам инициировать ревизию деятельности. Адвокаты не имеют правовых механизмов для разбирательства со злоупотреблениями внутри своих корпораций. А все, что заявляет сейчас Резник, Филиппенко и их приближенные является лицемерием и фарисейством. Благодаря именно Генри Марковичу Резнику, как одному из разработчиков, в 2002 году был принят федеральный закон в такой редакции, который сделал адвокатов бесправными.

А.С.: Помимо аренды помещения у собственной тещи, его дорогостоящего ремонта на средства республиканской палаты, президента Юмадилова некоторые коллеги обвиняют еще в других коррупционных схемах. К примеру, пристраивание родственника на зарплату зама, выплату всевозможных премий «своим», непомерные траты на хознужды, тот же бензин, скажем...

Организаторы, открывая конференцию, предложили депутатам прослушать в записи выступление Генри Резника. В них он назвал обращение коллег в Следственный комитет «доносом». Обвинил авторов, в «игнорировании принципов самоуправления, корпоративности адвокатуры, подрыве ее независимости» То есть такой авторитет в вашей сфере, как Резник, в данном случае недвусмысленно задал нужную тональность башкирской конференции. И, как результат, Булату Юмадилову участниками конференции было оказано доверие.

Скажите, можно ли расценить такое решение как давление или, выражаясь юридическим языком, препятствие следствию? И что вся эта история с выражением доверия адвокатским сообществом своему шефу есть не что иное, как начало боевых действий со Следкомом?

_MG_4889.jpg

В.Б.: Во-первых, начнем с того, что Юмадилов, находясь на посту президента, обладает властными полномочиями по отношению к каждому адвокату. И поднятие вопроса о доверии никаких правовых последствий ни для уголовного дела, ни для самого адвоката не несет. Потому рассматривать конференцию как способ защиты по уголовному делу даже не стоит. И, тем более, как начало неких боевых действий. Считаю, что это какие-то судорожные движения, агония. А вот дальнейшие действия, когда приближенные Юмадилова «прописали» решение конференции, являются, по сути, ложной интерпретацией ее результатов. Получилось так, что члены адвокатского сообщества сказали «нет» уголовному делу, выразили поддержку Юмадилову, предрешив тем самым выводы расследования. Вот это можно назвать воспрепятствованием расследованию. Хотя у нас нет в уголовно-процессуальном кодексе четкого, конкретного, исчерпывающего пояснения, что является воспрепятствованием предварительному расследованию. Но, наверное, можно эти действия так квалифицировать.

А.С.:Подведу к итоговому вопросу, который оставил напоследок. Одна из публикаций на PROUFU.RU называлось так: «Выстрел себе в ногу, или Почему Булат Юмадилов проиграл на доверии?» Автор считал, что выражение доверия президенту Адвокатской палаты РБ оказалось пирровой победой. Постановка вопроса в такой трактовке потому стала основной, что была выгодна, в первую очередь, самому Юмадилову. Которая, как выразился автор, размазала ответственность руководителя на всех членов палаты. И далее, резюмирует автор, оппозиция отнюдь не проиграла: на конференции стало очевидным, что раскол в адвокатском сообществе республики на самом деле существует, и это не заговор единичных злопыхателей. А что дальше? Каким Вам лично видится развитие событий?

В.Б.: Решать проблему внутри корпорации невозможно, пока Юмадилов находится у власти, из-за той редакции федерального закона по адвокатуре, по которой президент обладает полнотой всей власти в адвокатской палате региона. Ее возможно разрешить, если он будет признан виновным и осужден или после предъявления обвинения временно отстранен по решению суда от занимаемой должности. Это мера процессуального принуждения, которая предусматривается уголовно-процессуальным кодексом. Если такое случится, полагаю, что за одну конференцию все проблемы можно решить: культ личности будет развенчан как на известном...

А.С.: Понятно, как на XX съезде КПСС. Тогда последнее, под занавес, как говориться. Вся вот эта история с адвокатской палатой РБ и его руководителем Булатом Юмадиловым, не уведет ли нас от Вашей убежденности, что в Башкортостане не все ладно с объективностью и равноудаленностью друг от друга судебной, правоохранительной и адвокатской систем? К чему нам надо быть готовыми? Это есть мой самый главный вопрос к Вам...

В.Б.:  Вся моя деятельность, вся моя борьба вызвана тем, что адвокатская палата Республики Башкортостан стала на деле элементом правоохранительной системы, даже больше – судебной машины… Сейчас она фактически обеспечивает бесперебойную работу уголовного судопроизводства по штамповке обвинительных приговоров. У нас обвинителей и так достаточно, кто-то людей должен и защищать!

Кстати, впервые в жизни я благодарен следственным органам. Они поступили так не потому, что это целесообразно или того требуют интересы государства, а потому что так правильно. Когда адвокатское сообщество − есть клоака коррупции, хищений и других злоупотреблений − так быть не должно! Многие убеждали меня, что Следственный комитет не возбудит уголовное дело. Я же был уверен в обратном! Потому как больше отказывать возбуждению дела было неприлично − факты настолько очевидные! Многие мои знакомые из прокурорско-судейской среды, правоохранительной теперь говорят: «Мы впервые столкнулись в жизни, чтобы финансовые махинации проходили настолько примитивно». То есть, ни один казнокрад не станет совершать хищения таким образом, какие имели место быть в Адвокатской палате. Это стыдоба и позорище! И поэтому мы должны все это выкорчевать!

А.С.: Но это же не означает, что воровать надо тоньше и умнее?

В.Б.: Нет, не означает. Но все это говорит об их уровне.

А.С.: Ладно, у нас адвокатская палата пока такая, какая есть. Но, может, на это дело нужно смотреть и под другим углом? Вы сказали, что очень рады тому, что Следком возбудил уголовное дело. А не видите ли за этим, что и у общества появится надежда, что есть правда на белом свете? Мы сегодня видим, что идет сращивание всех структур: судебной, правоохранительной, и тем более, адвокаты сюда тоже каким-то боком...

В.Б.: Абсолютно правильно! И в открытом обращении адвокаты, более трех десятков человек, написали, что дальнейшее покрывательство злоупотреблений, которые теперь уже приняли публичный окрас, будет развращать население страны. И, прежде всего, юридическое сообщество, его молодое поколение!

А.С.: И настанет день, когда следствие будет пресекать правонарушения, суды выносить справедливые приговоры, а адвокаты станут защищать простых, серых, убогих?

В.Б.: Я занимался адвокатской практикой двенадцать лет. Обо мне можно что угодно говорить, но я никогда не предавал интересы своего доверителя. Для меня это было превыше всего. Можно, оказывается, нормально и честно работать. Потому считаю, что это возможно. И я доказал сейчас, что правоохранители могут безо всякого административного давления возбудить уголовное дело против не последнего чиновника в республике. Который, в общем-то, имеет тесные коммуникации со многими представителями власти...

А.С.: Он еще является депутатом республиканского парламента, кстати...

 

В.Б.: Юмадилов почему-то считал, что депутатский статус обеспечит ему неприкосновенность. Но, как мы знаем, исходя из последних событий, у нас и в Совет Федерации заходят и уводят оттуда…

А.С.: Кстати, он еще не является точечным фигурантом. Хотелось бы, чтобы он освободился от объявлений, подозрений. Я ему это чисто по-человечески желаю.

В.Б.: Я тоже хотел бы этого. Но, к сожалению, ни Резник, ни Филиппенко и компания не предложили другого варианта решения проблемы. Если бы Юмадилов со своим сыном добровольно возместили весь вред адвокатскому сообществу, который причинили, думаю, что не сильно бы мои коллеги настаивали на уголовном наказании...

А.С.: Оставим это на совести самой адвокатской палаты и ее президента.

В.Б.: Меня обвиняют в кровожадности и в том, что я, будучи двенадцать лет адвокатом, сейчас принял на себя функции обвинителя. Но в данном случае парирую одним: адвокат тоже бывает обвинителем, когда он выступает в уголовном процессе на стороне потерпевшего.

А.С.: Благодарю за то, что достаточно откровенно попытались ответить на мои вопросы в разговоре «глаза в глаза». Если, конечно, откровенность была полная, на что надеюсь.

На этом мы – Азамат Саитов и мой гость Виталий Буркин прощаемся с вами. Всех благ.

 

 

ПОДЕЛИТЬСЯ


Телеграм канал ПроУфу | Все новости: «читайте ProUfu в своём телеграм»


Последние новости

В центре Уфы появился новый арт-объект, который окрестили «упоротым»
21:22 18 Октября 2019 | e 0
ГИБДД предупреждает о массовых проверках водителей Уфы
20:57 18 Октября 2019 | e 0
В Башкирии двое парней выстрелили в голову госинспектору из необычного пистолета
19:42 18 Октября 2019 | e 0
Без цензуры. Павел Юрченко: «Речники сегодня не столько работают, сколько выживают!»
19:03 18 Октября 2019 | e 0
В Уфе силовики пришли с обыском к покинувшему страну фигуранту «московского дела»
18:29 18 Октября 2019 | e 0
В Башкирии на выходных похолодает до -10°
17:49 18 Октября 2019 | e 0
В Уфе скрипач Рустэм Сулейманов завершил голодовку. Для следующего перформанса ему нужен вертолет
17:15 18 Октября 2019 | e 0
Юрий Шевчук выступит в Стерлитамаке в поддержку Шихан
17:02 18 Октября 2019 | e 0
Праздник к юбилею издательства «Китап» прошел в Уфе
16:38 18 Октября 2019 | e 0
В Уфе спасли собаку, которой живодеры проломили голову рукояткой топора
15:42 18 Октября 2019 | e 0

Новости партнеров


Рекомендуемое


Лонгриды

Владельцы лапшичной «Изи» в Уфе: «Семейное дело самый простой способ доверять человеку»
17:20 17 Октября 2019 | e 0
В Благовещенске жители недовольны экспериментальной платежкой, которую планируют ввести повсеместно
15:44 17 Октября 2019 | e 0
«Это травля»: Врачи из Башкирии рассказывают об уголовном преследовании после смерти пациентов
11:55 17 Октября 2019 | e 0
«У нас средняя зарплата 68 тысяч»: В Кумертауской больнице высказались в защиту своего главврача
21:59 16 Октября 2019 | e 0
Казнить нельзя помиловать: нужна ли смертная казнь для убийц-педофилов?
17:56 16 Октября 2019 | e 0
Нет управляющей компании — нет тепла. В Уфе замерзает «Голландский дворик»
17:11 16 Октября 2019 | e 0
С мужеством в сердце, со скрипкой в руке: как проходит голодовка Рустэма Сулейманова
11:50 16 Октября 2019 | e 0
Миссия выполнима? Глава СПЧ Башкирии Владимир Барабаш знает, как спасти шихан Куштау
16:50 15 Октября 2019 | e 0
Андрей Назаров рассказал о дальнейшей судьбе АО «Полиэф»
16:11 14 Октября 2019 | e 0
Башкирский сахар поедет в Сибирь: Радию Хабирову рассказали об урожае в Башкирии
14:32 14 Октября 2019 | e 0


Самое читаемое

В Уфе мать годовалого ребенка не заметила, как зарезала мужа
19:59 17 Октября 2019 | e 0
В Башкирии возле зоофермы обнаружили труп мужчины, который не смогли опознать
19:43 15 Октября 2019 | e 0
В Башкирии две женщины «заказали» киллеру любовницу мужа одной из них
15:05 15 Октября 2019 | e 0
Радий Хабиров открыл мост, который ждали 300 лет
19:14 17 Октября 2019 | e 0
Миссия выполнима? Глава СПЧ Башкирии Владимир Барабаш знает, как спасти шихан Куштау
16:50 15 Октября 2019 | e 0