18+

Прислать новость

Крах «финансовой пирамиды». Никакого мошенничества

Виталий Буркин

Юрист, Старший партнер юридической компании «Буркин, Хазиев и Партнеры»

18:37, 29 Марта 2019| 7547
18:37, 29 Марта 2019 Виталий Буркин

В Уфе «рухнул» потребительский кредитный кооператив под названием «Инвестсоцвклад»

Крах «финансовой пирамиды». Никакого мошенничества

В Уфе «рухнул» потребительский кредитный кооператив под названием «Инвестсоцвклад». Общественное мнение как всегда на стороне вкладчиков, юристы дают советы как правильно им  действовать, преобладают советы обращаться в полицию. И удивительно, что опять ни одной здравой оценки.

Если к защите учредителей кооператива,  срочно не подключатся нормальные адвокаты, через короткое время будет возбуждено уголовное дело, создана оперативно-следственная бригада, которая года два за счет налогоплательщиков будет расследовать то, как некоторое количество наших алчных  сограждан решило поживиться за счет друг друга.

Если государство признает привлечение кооперативами вкладов граждан преступлением, на законодательном уровне нужно срочно вводить уголовную ответственность для этих вкладчиков, потому что ни самые что ни на есть пособники преступления.

На самом деле никакого мошенничества в создании потребительского-кредитного кооператива и привлечении им вкладов нет и быть не может.

Однако следственно-судебная практика идет по весьма странному, с точки зрения российского права, пути. Практически на любое кредитное учреждение (кроме банка), деятельность которого оканчивается банкротством, вешается ярлык «финансовая пирамида», что одновременно влечет для их учредителя (руководителей) обвинение в хищении. Это как правило мошенничество (хищение путем обмана) либо присвоение.   Между тем квалификация таких действий учредителей (руководителей) юридического лица, создавших кредитное организацию пирамидального типа, как хищение, противоречит науке уголовного права.

В большинстве случаев пирамиды осуществляли деятельность в виде потребительских-кредитных (кредитных) кооперативов. Деятельность же их регламентирована специальным федеральным законом, а закон этот дает полное право такому кооперативу привлекать вклады граждан, вступивших в члены этого кооператива. На практике происходит так: гражданин, которым движет жажда наживы, вступает в кооператив, после чего, осознавая степень всех рисков, вносит свои кровные под проценты. Причем вносит деньги на основании договора, добровольно заключенного сторонами в соответствии с российским законодательством. И вот такое привлечение денег от своих же членов, следственные органы и суды затем квалифицируют как хищение денег у гражданина путем обмана. При том, что здесь нет ни хищения, ни обмана. Уголовный кодекс (примечание к статье 158 УК) определяет хищение как противоправное и безвозмездное изъятие чужого имущества в свою пользу и пользу иных лиц. Ввиду того, что деньги принимаются на основе возмездного договора, заключаемого в соответствии с гражданским кодексом и законом о потребительской кооперации, хищения здесь не может быть по определению, даже и в случае банкротства кооператива. Равно, как не может быть и обмана – гражданин, заключающий договор, прекрасно осведомлен о всех рисках и сознательно на них идет.  Более того, каждый член кооператива согласно закону, участвует в управлении кооперативом и принятии судьбоносных решений, имеет полный доступ к финансовой документации и бухгалтерской отчетности. И как бы это парадоксально не звучало для обывателя, каждый член кооператива, внесший вклад под проценты, несет ответственность за деятельность кооператива. Кстати, случаи, когда банкротство кооперативов явилось следствием неразумных действий членов, нередки.

Поэтому, читая обвинительные заключения следователей и приговоры судов, поражаешься степени абсурдности их выводов. «Преступная мошенническая» деятельность учредителей кооперативов, по мнению судов, начинается с создания кредитного кооператива, при том их деятельность, как уже указывал выше, регламентирована специальным законом. Далее процесс привлечения денежных средств своих же пайщиков, на добровольной основе, описывается как хищение, а привлеченные деньги пайщиков, в независимости от целей, на которые они потрачены, признаются похищенными. Чтобы читателю было понятна степень абсурдности таких обвинений, необходимо вновь обратиться к уголовному закону. Уголовный закон определяет три стадии совершения преступления - приготовление к преступлению, покушение на совершение преступления и, наконец, оконченное преступление. Приготовление к преступлению также наказуемо. Если правоприменители и суды считают момент «банкротства» кредитного кооператива окончанием преступления, то согласно этой же логике, процесс юридической регистрации кредитного кооператива, должен признаваться приготовлением к преступлению. В этом случае возникает вопрос к правоохранителям: почему преступная деятельность кредитных кооперативов не пресекается на стадии начала их деятельности? Ответ очевиден: деятельность кредитных кооперативов полностью соответствует требованиям российского законодательства, а привлечение денежных средств от пайщика под какие бы ни было проценты при последующем финансовом крахе не является и не может являться мошенничеством. А уголовные дела, которые возбуждались и заканчивались обвинительными приговорами, являлись ничем иным как извращением отечественного права.


Мнение автора может не совпадать с мнением редакции


Телеграм канал ПроУфу | Все новости: «читайте ProUfu в своём телеграм»


ПОДЕЛИТЬСЯ